Интервью Стива Джобса с Энди Рейнхардтом для журнала BusinessWeek 12 мая 1998 года

Воскрешение Apple: “Один в поле не воин”

Стиву Джобсу харизмы не занимать. Временно исполняющий обязанности исполнительного директора корпорации Apple Computer Inc., который вернулся в компанию после бесчестного увольнения в 1985 году, вернул компании её известную философию, энтузиазм, и заразительную страсть к Macintosh. Энди Рейнхардт беседовал со Стивом Джобсом в пустом конференц-зале Applе, на четвертом этаже. Накануне компания объявила о своей новой стратегии ПО.

Теперь, после того, как вы представили миру iMac, вы собираетесь создавать кардинально новые продукты?

Сейчас много разговоров – о переносных устройствах и прочем. Многие компании ищут продукт, который бы понравился пользователю. На мой взгляд – персональный компьютер – самый удачный продукт десятилетия. Мы должны продолжить то, что индустрия, кажется, перестала делать – делать упор на пользователя. IBM хочет быть IBM. Dell, в первую очередь, - просто продаёт продукты корпоративной Америке. Compaq недавно приобрела DEC – о, Боже! Нет ничего плохого в том, чтобы быть IBM. Однако Apple хочет быть другой. Я говорил, что Apple должна быть Sony своего рынка, но теперь я думаю, что в своём бизнесе компания Apple всегда должна оставаться компанией Apple. Сейчас наша компания на пути новых открытий и новых продуктов. С Pixar у меня появился опыт в индустрии развлечений. И я должен вам сказать, что интернет – это куда можно «пойти» как чтобы включить мозг, так и чтобы его выключить.

Цена iMac в 1299 долларов, хоть и может конкурировать с персональными компьютерами в ценовой категории «до 1000 долларов», всё же не подпадает в категорию пользовательской электроники.

Пользователи ищут продукт, который бы оправдывал свою стоимость, и наша цель – продолжать снижение цен на iMac. Суть в том, насколько необходимыми эти устройства считает пользователь. И многие пользователи считают, что иметь персональный компьютер необходимо, особенно такой, который предоставляет полноту функций для работы в интернете, как, например, iMac. iMac стоит примерно столько же, сколько уходит на отопление дома в Новой Англии зимой, но гораздо меньше, чем на покупку автомобиля. Явно тут есть куда двигаться, и мы двигаемся. Для Apple это весьма большой шаг, ведь крупных продуктов стоимостью менее 2000 долларов у компании не было.

Изучали ли вы потребительский спрос на iMac, разрабатывая его?

Нет. У нас много клиентов и уже хорошо наработанные схемы потребительского спроса. Мы также весьма внимательно следим за тенденциями индустрии. Но, в конце концов, для такого сложного продукта нелегко создать фокус-группу. Многие пользователи просто не знают, чего хотят, пока им не это покажут. Вот почему людям в Apple платят большие деньги – они должны знать это и уметь делать это.

Какую роль сыграли вы в разработке дизайна продукта?

Весьма немалую. [улыбается] Было несколько команд. Моё ежедневное расписание не включало руководство ими. Для этого у нас есть очень талантливые управляющие. Но когда я вернулся сюда в прошлом июле, через несколько недель я понял, что у Apple нет пользовательского продукта. В августе-месяце была начала ускоренная программа по его разработке. Мы объединили различные команды разработчиков.

Вы улыбнулись, когда я задал этот вопрос. Вы чувствуете, что это ваше детище?

Мы все чувствуем, что это – наше общее детище. Мы все в Apple гордимся им, потому как оно воплощает в себя всё то, чем компания будет  заниматься в будущем. Именно таких инноваций стоит ожидать от Apple. Apple возвращается и мы гордимся этим.

Что касается владения? Вы собираетесь получить контрольный пакет акций?

Для меня дело не в деньгах.

Я говорю о символической важности.

Это не моя проблема. Я работаю тут на пределе своих возможностей, пытаясь помочь Apple. Сейчас у меня больше времени для семьи. Команда высших руководителей собрана. У нас отличные люди и мы форсировано стартуем. Наша новая стратегия по программному обеспечению захватила умы наших сотрудников, её суть становится для них понятнее и им проще работать. Структура и организация просты и эффективны. Всё вообще стало проще. Этого я и добивался – концентрированности и простоты. Простоту иногда легче создать, чем многосложность: нужно всё рассчитать и продумать, чтобы придать вещам простоту. Оно того стоит, ведь потом – можно горы свернуть.

В вашем возвращении много символизма. Это хватит, чтобы воодушевить компанию?

Вы кое-что упускаете. Один в поле не воин. Воодушевить компанию должны две вещи: первое – в компании масса талантливых людей, последние годы называли неудачниками так часто, что они сами в это почти поверили; однако они – не неудачники. Им всего лишь не хватает хорошей команды «тренеров» и хорошего плана. Хороших руководителей. Теперь всё это у них есть. Так что победы воодушевят нас. Люди почувствуют, что мы побеждаем вновь, по реакции пользователей на продукты, по уровню продаж, по прибыльности… всё это покажет, что то, что мы делаем, снова нужно людям. А также это покажет, что мы умеем вести дела. Наш дом в порядке, и мы больше не исстрачиваем драгоценные ресурсы на то, что не нужно никому и что никто не понимает. Здравый смысл вернулся. Вторым «толчком» для Apple должны стать инновации. В этом аспекте долгое время был вакуум, как и во многом другом, что касается Apple. Теперь компания вернулась к истокам, вновь внедряя инновации, люди чувствуют это, конкретно видя это, и им это по душе. Вот зачем они пришли сюда. Вот что они хотят делать. Когда они видят iMac, например, они понимают, что мы действительно в силах производить ведущие продукты на рынке. Дело не в харизме и личности, дело в людях, результатах и продуктах. Как работники Apple, так и наши пользователи всё выше оценивают работу компании. У Apple накапливается потенциал, который она затем реализует, изменив всю индустрию.