Джобс показал, как просто на новом iPad сочинять и производить инструментовку песни или добавлять музыку и спецэффекты к домашнему видео, а также размещать подобного рода произведения в Сети и делиться ими с другими людьми.

И вновь он закончил презентацию слайдом с изображением перекрестка улицы Свободных искусств и улицы Технологий. На этот раз он четче, чем обычно, озвучил свое кредо: настоящие творчество и простота исходят из связанных воедино частностей, имеющих отношение к устройству, — аппаратного и программного обеспечения, а также контента, чехлов и агентов по продажам, а не из открытости и фрагментарности, как в сфере персональных компьютеров с Windows или в устройствах на базе Android.

Это вшито у Apple в ДНК: одних технологий недостаточно. Мы верим, что именно союз прикладных и гуманитарных наук приносит плоды, от которых поют наши сердца. И это утверждение как никогда справедливо для устройств посткомпьютерной эпохи. Люди устремляются на рынок планшетников, и они рассматривают их как следующую ступень ПК, где железо и софт производят разные компании. Наш опыт и каждая клеточка нашего организма говорят, что это неправильный подход. Это посткомпьютерные устройства, обращение с которыми должно быть более интуитивным и легким, чем с персональным компьютером, и в которых софт, железо и приложения должны быть спаяны воедино и менее грубыми швами, чем на персональных компьютерах. Мы считаем, что не только силиконовая, но и организационная составляющие у нас имеют правильную архитектуру для создания подобного рода продуктов.

Эта архитектура была присуща не только компании, которую Джобс создал, но и его собственной душевной организации.

После презентации Джобс был полон энергии. Он пошел в отель Four Seasons на ланч вместе со мной, своей женой, Ридом и двумя его стэнфордскими приятелями. На этот раз он ел, хотя по-прежнему был привередлив. Он заказал свежевыжатый сок, который отсылал обратно три раза, про каждый очередной утверждая, что тот налит из бутылки, и пасту «Примавера», которую отодвинул, объявив несъедобной. Но потом он съел половину моего крабового салата и заказал себе целую порцию, за которой последовало мороженое. Услужливые сотрудники отеля даже смогли наконец произвести стакан сока, отвечающего его требованиям.

На следующий день у себя дома он был по-прежнему в приподнятом настроении. Днем позже он собирался один лететь в Кона-Виллидж, и я попросил его показать, что он загрузил себе на iPad в поездку. Там было три фильма: «Китайский квартал», «Ультиматум Борна» и «История игрушек-3». Более показательным было то, что он скачал только одну книгу — «Автобиографию йога» о медитации и духовном начале, которую впервые прочитал в подростковом возрасте, потом еще раз в Индии и с тех пор перечитывал каждый год.

Где-то в середине первой половины дня он решил, что хочет что-нибудь съесть. Он был все еще слишком слаб, чтобы вести машину, поэтому я отвез его в кафе в торговом центре. Оно было закрыто, но владелец привык к приходам Джобса во внеурочные часы и радостно впустил нас. «Он решил, что заставить меня потолстеть — это его миссия», — пошутил Джобс


назад далее