— Когда мы были молоды, это звучало лучше.

Я спросил, какая музыка нашего детства актуальна для него до сих пор. Джобс прокрутил плей-лист и выбрал песню 1969 года Uncle Johns Band группы The Grateful Dead. Подпевая, он покачивал головой: When life looks like Easy Street, there’s danger at your door… На мгновение мы оба перенеслись в то бурное время, когда мирные шестидесятые катились к своему неблагозвучному концу. Whoa, oh, what I want to know is, are you kind?

Потом он поставил Джони Митчелл.

— Она отказалась от своего ребенка, — сказал он. — Это песня о ее дочке.

Он выбрал Little Green, и мы стали слушать эту печальную песню. So you sign all the papers in the family name / You’re sad and you re sorry, but you’re not ashamed / Little Green, have a happy ending. Я спросил, часто ли он думает о том, что его самого отдали на усыновление.

— Нет, — ответил он. — Не часто.

В последнее время, сказал он, ему чаще приходят в голову мысли о старости, чем о рождении. Это напомнило ему величайшую песню Джони Митчелл Both Sides Now, в которой говорится о мудрости, приходящей с возрастом: I’ve looked at life at both sides now, / From win and lose, and still somehow, / It’s life illusions I recall, / I really don’t know life at all. Как Гленн Гульд поступил с «Вариациями Гольдберга», так и Митчелл решила записать две версии Both Sides Now — первую в 1969-м, а вторую, мучительно медленную, в 2000 году. Джобс поставил последнюю.

— Интересно, как люди стареют, — заметил он.

Некоторые, добавил он, стареют неудачно — даже если еще молоды. Я спросил, кого он имеет в виду.

— Джон Майер — один из лучших гитаристов всех времен и народов, но я боюсь, что он все испортит, — ответил Джобс. — Он совсем не управляет своей жизнью.

Джобсу нравился Майер, и он не раз приглашал его на ужин к себе в Пало-Альто. В январе 2004 года 27-летний Майер появился на выставке Macworld, где Джобс представил программу GarageBand. После этого Майер посещал почти все выставки. Джобс поставил хит Майера — Gravity, в котором поется о влюбленном юноше, который почему-то мечтает избавиться от своей любви. Gravity is working against me, / And gravity wants to bring me down. Джобс покачал головой и заметил:

— В глубине души он хороший мальчик, вот только совсем от рук отбился.

В конце этого совместного прослушивания я задал ему избитый вопрос: The Beatles или The Rolling Stones?

— Если бы альбомы горели и я бы мог спасти только один из них, я бы схватил The Beatles, — ответил Джобс. — Мне было бы тяжело выбрать между The Beatles и Диланом. The Rolling Stones кто-нибудь повторит, но Дилана или The Beatles не сможет повторить никто.

Пока он говорил о том, как нам повезло, что у нас в юности была вся эта музыка, в комнату вошел его 18-летний сын.

— А Рид этого не понимает, — пожаловался Джобс.

Возможно, Рид понимал — на нем была футболка с фотографией Джоан Баэз и надписью Forever Young.


назад далее