свое время своему предприятию, внешкольной программе обучения искусству и новой программе профессионального обучения для взрос­лых. «Я учил детей лепить горшки и помогал своим соседям получить работу, — сказал он, — не потому, что это было мне нужно, а потому, что я этого хотел. В этом вся разница».

Стриклэнд точно знает, что Стив Джобс имел в виду, говоря, что по­теря должности в Apple была лучшим, что могло с ним случиться. Как говорит Стриклэнд, «страсть не защитит от неудач, но она способна убе­дить, что после провала ничего не заканчивается». В случае Стриклэнда провалы стали тем опытом, который способен научить и дать шанс улуч­шить свой замысел и переосмыслить подход к делу. Но самое главное, по словам Стриклэнда, что неудачи напоминают, как много для вас значат ваши мечты.

Стриклэнд — социальный новатор, имя которого вписано в список самых выдающихся новаторов в истории Питсбурга наравне с именами таких людей, как Эндрю Карнеги, стальной магнат и филантроп, раз­работавший экономичный и эффективный способ производства стали; Генри Хайнц, известный в основном благодаря кетчупу, который кроме этого разработал метод варки на пару под высоким давлением, изобрел вагоны-рефрижераторы и технологию вакуумного консервирования; доктор Джонас Солк, создавший вакцину против полиомиелита; и моло­дой человек по имени Чер Херли, который придумал новый способ рас­пространения видео через Интернет и назвал его YouTube. Стриклэнд не изобрел вакцину, новую методику или передовую технологию производ­ства, но его теории социальных перемен экстраординарны и эффектив­ны. «Если вы видите в людях прибыль, а не убытки, вы можете изменить мир самым кардинальным образом», — сказал он.

«Какую роль сыграла страсть в успехе ваших социальных иннова­ций?» — спросил я у Стриклэнда.

«Страсть, — сказал он, — это эмоциональное топливо, которое дви­жет вашим замыслом. Это то, за что вы держитесь, когда ваши идеи не работают и люди отвергают вас, когда эксперты и даже близкие считают ваш путь ошибочным. Это топливо, которое помогает вам идти дальше, когда никто во внешнем мире не одобряет вашу мечту. У меня была идея создания центра, который изменил бы наше отношение к бедным лю­дям, наши представления о бедности».

Организация Стриклэнда Manchester Bidwell — не просто центр. Это культурный оазис. Через двадцать лет после его открытия Стриклэнд за­работал достаточно денег, чтобы осуществить свою мечту о найме архи­тектора, учившегося строить новые здания вместе с Фрэнком Ллойдом Райтом. Этот же архитектор спроектировал терминал в Питсбургском международном аэропорту. Сегодня Manchester Bidwell приветствует бедных подростков и безработных великолепными произведениями ис­кусства, изготовленной на заказ мебелью, изысканной кухней мирового класса, концертным залом на 350 мест, который принимает таких вели­ких джазовых исполнителей, как Диззи Гиллеспи, Херби Хэнкок и Уин­тон Марсалис.

Посетителей центра также приветствуют фонтаны. «Если вы хоти­те войти в жизнь людей, потерявших веру, то должны выглядеть как освобождение, а не как проблема, — говорит Стриклэнд


назад далее